Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

Раскрой свою душу северу...

Для одних - террорист, для других - национальный герой...

Pamyatnik_Gavrile_Principu01

28 июня в сербской столице Белграде прошла торжественная процедура открытия памятника Гавриле Принципу. Его поступок - убийство австрийского эрц-герцога Франца-Фердинанда и его супруги Софии в Сараево - фактически стал началом конца четырех великих империй, в том числе, Российской.

Как сообщают СМИ, открытие памятника было приурочено к 101-летней годовщине убийства членов австрийской императорской фамилии. На мероприятии присутствовали представители сербского правительства, в том числе и президент страны Томислав Николич. "Сегодня мы не боимся правды. Гаврило Принцип был героем, символом идеи свободы, убийцей насильников и носителем европейской идеи освобождения от рабства. Другие могут думать, что хотят...", - цитируют СМИ слова главы Сербии.

Памятник Принципу в Белграде - далеко не единственный. В прошлом году память боевика аналогичным образом увековечили в Республике Сербской, территориально входящей в состав Боснии и Герцеговины.

Что остается добавить? Для австрийцев студент Принцип - террорист и сепаратист, для сербов - герой национально-освободительного движения. Аналогично противоположным является восприятие Степана Бандеры или Романа Шухевича украинцами на Западе и на Востоке страны, в России и Польше - с одной стороны, в современной Украине - с другой. И единомыслия в оценке исторических персонажей не добиться никогда... Да и стоит ли?

Важно помнить одно: чтить нужно СВОИХ национальных героев. И не стоит присваивать чужих: их память и без нас есть кому сохранять.
Раскрой свою душу северу...

Повседневная жизнь революционной Ровенщины: Сашко Билый начал экспроприации!

        После визитов, нанесенных ровенским  чиновникам, Сашко Билый решил не останавливаться на достигнутом и установить в области новый, по настоящему революционный порядок! Ну а какая же революция без экспроприаций? А значит, требуется реализовать лозунг "Грабь награбленное!" Интересно: долго ли продлится весь этот хаос?

Оригинал взят у tanya_mass в Повседневная жизнь революционной Ровенщины
Оригинал взят у a_dyukov в Повседневная жизнь революционной Ровенщины


Кто-то, помнится, утверждал, что "Правый сектор" после победы революции саморастворится? Вот, наглядная картина происходящего сейчас в Ровенской области: структуры "Правого сектора" де-факто контролируют милицию и занимаются рэкетом. В других областях, думаю, происходят схожие процессы, только тамошние руководители ПС, в отличие от Музычко, не привлекают к себе внимания.

"За последнее время в адрес Комитета ВР Украины по вопросам борьбы с организованной преступностью и коррупцией поступила следующая информация в отношении деяний Саши Белого в Ровенской области:

Начальник ГАИ УМВД полковник милиции Семенюк А.Н. заплатил единовременно А. Музычко на «развитие Правого сектора» 10 тыс. дол. США и обязался еженедельно передавать по 2 тыс. долл. Этой информации он даже не скрывает от подчиненных. Несколько дней назад представители Ровенского союза автомобилистов требовали в кабинете Семенюка А.Н. заявление на увольнение, однако последний перезвонил Музычко, и тот по телефону пригрозил этим представителям ноги переломать, если они еще раз там появятся.

24.02.2014 г. группа во главе с Музычко А.И. зашла в дежурную часть налоговой милиции ГНА в Ровенской обл. (г.Ровно ул.Видинская , 12), забрала ключи от арестованного а/м Ниссан-Террано, завела и уехала. «Активисты» обосновали свои действия «потребностями революции».
Collapse )
Раскрой свою душу северу...

Если вас внесли в «список экстремистов» и вам заморозили счет. Советы юриста

Оригинал взят у mawgli в Если вас внесли в «список экстремистов» и вам заморозили счет. Советы юриста
Оригинал: Если вас внесли в «список экстремистов» и вам заморозили счет. Советы юриста

Автор: Русский обозреватель в пт, 20/12/2013 - 17:07.[]

Источник: rod-pravo.org

В последнее время участились случаи замораживания (блокировки) денежных средств физических лиц, признанных виновными, обвиняемыми или подозреваемыми в осуществлении экстремистской деятельности банковскими организациями, в которых у граждан открыты лицевые счета, в том числе «зарплатные» или «пенсионные» счета.

Правовая основа замораживания (блокировки) денежных средств в банках РФ заложена Федеральным законом от 07 августа 2001 года № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» (с последующими изменениями и дополнениями).

Так, согласно пункту 6 части 1 статьи 7 указанного закона, банки обязаны замораживать (блокировать) денежные средства физического лица, включенного в перечень лиц, в отношении которых имеются сведения (подозрения) об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму, не позднее одного рабочего дня со дня размещения в сети Интернет по адресу http://www.fedsfm.ru/documents/terr-list указанной информации.

При этом надо понимать, что основанием для включения в такие списки, помимо прочего, являются процессуальное решение о признании лица подозреваемым, постановления следователя о привлечении лица в качестве обвиняемого, вступивший в законную силу приговор Суда о признании лица виновным в совершении хотя бы по одного из преступлений, предусмотренных статьями 205, 205.1, 205.2, 206, 208, 211, 220, 221, 277, 278, 279, 280, 282, 282.1, 282.2 и 360 УК РФ (пункты 2, 4, 5 части 2.1. статьи 6 указанного Закона). Таким образом, для того, чтобы заморозить (заблокировать) денежные средства на счете физического лица, у компетентных органов нет необходимости даже встречаться с данным физическим лицом – достаточно просто вынести процессуальное решение о признании лица подозреваемым в совершении определенных преступлений. Само по себе существование подобного положения представляется противоречащим Конституции РФ, однако, как показывает практика, попытка решения вопроса с помощью подачи жалоб и заявлений не приводит к желаемому результату – обретению возможности пользоваться своими собственными деньгами.

Collapse )

Раскрой свою душу северу...

Ислам строгого режима

Оригинал взят у rocorrus в Ислам строгого режима

В российских тюрьмах плодятся джамааты


      Недавний доклад британской палаты общин взволновал жителей Соединенного Королевства: оказывается, в течение последних 15 лет число мусульман в тюрьмах Англии и Уэльса выросло более чем в 3 раза - с 3681 до 11 248 человек. В России ситуация похожая: во ФСИН утверждают, что в последние годы мусульман-заключенных стало в несколько раз больше. Одно из последствий этого - формирование так называемых тюремных джамаатов: общин, в которых проповедуется радикальный ислам. Вот и на минувшей неделе блогеры сообщили, что в исправительной колонии города Сухиничи Калужской области создана исламистская ячейка. Пресс-служба регионального ФСИН эту информацию опровергла, однако дыма без огня все же не бывает. "Огонек" пытался разобраться в ситуации.

  В начале 1990-х годов чуваш Валерий Ильмендеев вернулся в родной Ульяновск после демобилизации. На вопрос "что делать дальше?" физически крепкий молодой парень дал простой ответ - влился в члены ОПГ и стал заниматься рэкетом. На выбранной ниве Ильмендеев достиг успехов, сколотил капитал и в сытые нулевые решил легализоваться - основал фирму "Боярд" и стал ее гендиректором. Тогда же Ильмендеев, принадлежащий к народу, в массе своей исповедующему христианство, познакомился с выходцем из Дагестана Абдулкаримом Абдулхамидовым. Того направили в Ульяновск астраханские ваххабиты, поставившие перед ним задачу организовать объединение религиозных фундаменталистов. В ульяновских криминальных кругах Абдулхамидов познакомился с Ильмендеевым. Под воздействием Абдулхамидова новоиспеченный предприниматель принял ислам ваххабитского толка и сам стал идейным вдохновителем фундаменталистской ячейки, созданной в 2002 году. Основатели прозвали ее "джамаат".

          Вообще, слово "джамаат" переводится с арабского как "община". До середины 1990-х годов его употребляли в привычном значении, однако после распространения ваххабизма "джамаатами" у нас стали называть ячейки радикальных исламистов, занимающихся бандитизмом. В свой джамаат Ильмендеев вовлек почти 80 человек, он был ответственным за идеологию, а его сообщники были ответственными за криминал. Под религиозными лозунгами джамаат творил преступления против "неверных", к которым относились и мусульмане-традиционалисты. Костяк джамаата занимался рэкетом и грабежами, особенно доставалось дальнобойщикам, проезжающим через Ульяновскую область, а остальные члены объединения делали регулярные взносы в общак.

          В 2006 году, после того как бойцы джамаата застрелили лидера местной "светской" ОПГ, бригаду Ильмендеева накрыли правоохранительные органы. Мусульманин-чуваш был осужден на 13 лет. После вынесения приговора сестра Ильмендеева заявила: "Брат действительно верит в Аллаха, но никого не заставлял принимать ислам".

          Однако сестра либо лукавила, либо не разбиралась в нравах воинственного брата. Попав в исправительную колонию номер 2 города Новоульяновска, Ильмендеев развернул деятельность по вербовке новых ваххабитов. Колония номер 2 считается так называемой черной зоной, в которой дисциплинарные вопросы отданы на откуп заключенным, поэтому Ильмендеев легко связывался с внешним миром по мобильному, получая с воли деньги, ваххабитскую литературу и видеоматериалы. Оперативники вычислили, что адресатами звонков Ильмендеева были представители террористической организации "Имарат Кавказ", и завели на него новое дело о создании террористической ячейки в тюрьме. По словам Раиса Сулейманова, главы Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований Российского института стратегических исследований, некоторые отсидевшие свой срок члены тюремного джамаата впоследствии были обнаружены в бандформированиях Северного Кавказа.

          Позднее проповедника Ильмендеева этапировали в Мурманскую область. Его религиозное рвение это ничуть не остановило - Ильмендеев начал "учить" основам исламского фундаментализма и на новом месте. К нему стали притекать представители низших тюремных каст, а также среднеазиаты. А смотрящим, то есть авторитетом, ответственным за соблюдение порядка среди заключенных, был чеченец. Он был практикующим мусульманином. Смотрящий возмутился:

          - Молиться вместе с "опущенными" - это не по воровским понятиям.

          В ответ Ильмендеев привел веские доводы:

          - Ты же мусульманин! Ты должен жить по корану, а в нем об "опущенных" нет ни слова. Они твои братья!

          Чеченский "пахан" отстал. Свой джамаат у Ильмендеева остался и на новом месте отсидки...

Блатная вера

          Случай с Ильмендеевым далеко не единственный. Начальство Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) об этом предпочитает не говорить, однако факты существования "тюремных джамаатов" упрямо вырываются наружу. Авторы запрещенного сайта "Кавказ-Центр", материалы которого можно легко найти в интернете, гордятся этим явлением и, указывая на "осведомленные источники", предупреждают, что "тенденция объединения тюремных джамаатов в единую структуру уже просматривается". Там вспоминают разошедшуюся по интернету историю 29-летнего русского мусульманина Сейфуллаха (Андрея Лозина). Он прибыл по этапу в одну из зон Якутии, вступил в конфликт с блатными и, подобно Ильмендееву, заявил о том, что Аллах для него важнее "понятий". Ряд мусульман, представляющих традиционные исламские этносы, его поддержали. Страсть новообращенного мусульманина сошлась со страстью тех, кто уже давно не прочь поучаствовать в священной войне.

          Как оценивают угрозы распространения тюремного ислама во ФСИН? На этот счет нет никаких ярких цитат, зато известно число мусульманских общин в исправительных учреждениях - на сегодняшний день их 279 и объединяют они порядка 10 600 верующих. В пенитенциарной системе всячески поддерживают связи с православными, мусульманами и буддистами, что можно считать хорошим знаком, однако под маской мирного ислама часто скрывается религиозный фундаментализм. Насколько часто - непонятно. Конечно, число приверженцев ислама, сидящих в тюрьмах, превышает 10 600 человек, однако остальные либо никак не проявляют своей религиозности, либо их попросту не регистрируют. Тем не менее во ФСИН убеждены, что за последние 10 лет число мусульман, находящихся в местах лишения свободы, выросло в несколько раз. При этом общее число заключенных в России неуклонно падает - с 847 тысяч в 2003 году до 585 тысяч в 2013-м.
Collapse )
Раскрой свою душу северу...

Ростислав ВОЛЬФ: "Виртуальные костры современной инквизиции"

      книги в огне 
                         ВИРТУАЛЬНЫЕ КОСТРЫ СОВРЕМЕННОЙ ИНКВИЗИЦИИ


       В одном из номеров «Ставропольского Репортера» мы писали о том, что недавно в Федеральный список экстремистских материалов, опубликованный на сайте Министерства юстиции РФ, был включен ряд книг историко-документального характера, изданных в Украине и посвященных трагическим страницам недавнего советского прошлого. Несколько дней назад электронные СМИ облетела новость: указанный список вновь пополнили десятки наименований, некоторые из которых вызывают недоумение. В памяти воскресают мрачные антиутопии Д. Оруэлла и С. Льюиса.

     Для начала – несколько слов о том, что представляет собой упомянутый список. Он появился на свет вскоре после принятия в 2002г. федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности», весьма неоднозначно воспринятого широкой общественностью. Одновременно последовала юридическая и фактическая ликвидация ряда общественно-политических объединений, чья деятельность, по мнению представителей власти, носила слишком радикальный характер. Соответственно, литература, музыка и видеоматериалы, пропагандирующие эти «крайние» взгляды, должны были быть запрещены.

     Первыми под запрет попали труды идеологов фашизма и нацизма (в соответствии с антиэкстремистским законодательством), а так же мусульманских радикалов-ваххабитов. Вскоре к ним добавились книги языческого волхва Доброслава и некоторые «левацкие» печатные издания. С 2008г. процесс пополнения списка новыми наименованиями начал набирать такие обороты, что следить за ним, в некоторых случаях, не успевали сами авторы и издатели запрещенных сочинений.


                                            Ставропольский суд постановил… 

     Ставрополье не осталось на периферии борьбы с экстремизмом. Еще в 2008 г. Промышленный районный суд г.Ставрополя вынес сразу два решения, признававшие экстремистскими ряд печатных изданий. Первым таковыми объявлялись книги психолога М.П. Шерстнева, посвященные механизмам управления человеческим сознанием. Несколько месяцев спустя тот же суд запретил распространение нескольких православно-патриотических брошюр, напечатанных общественно-политической организацией «Русский Общенациональный союз».

     В обоих случаях с инициативой признания материалов экстремистскими выступила краевая прокуратура - в рамках расследований уголовных дел, связанных с разжиганием межнациональной розни.

     На сегодняшний день в список входят уже свыше 1500 наименований книг, газет, листовок, а так же музыкальных произведений самого различного направления. Помимо вышеназванных, в него вошли несколько десятков журналов религиозной организации «Свидетели Иеговы», сочинения основателя сайентологического движения Рона Хаббарда, а также скандальные «исследования», посвященные разоблачению международного сионистского заговора.

     Кроме того, Федеральный список экстремистских материалов представляет собой лучшие образцы парадоксальности мышления российских судей. Например, в перечень песен крайне правой музыкальной группы «Коловрат», запрещенных к прослушиванию и тиражированию, включена кавер-версия старой советской песни «Каскадеры», некогда исполнявшейся группой «Земляне». Чем не по душе пришлась служителям слепой Фемиды рок-обработка популярного шлягера – неизвестно. К несчастью, суды не обнародуют причины принятия собственных решений.

     Еще одним запрещенным музыкальным хитом стала песня чеченского барда Тимура Муцураева «О Аллах, мир окутан страшной мглой…», которую известный российский режиссер А. Балабанов использовал в качестве саундтрека к культовому фильму «Война», в котором сыграл С.Бодров-младший. Получается, что в соответствии с решением суда либо саундтрек должен быть изъят из фильма, либо сам фильм должен быть запрещен к показу.

                                                             
                                                 Классика? Запретить!

     Внимательно ознакомившись с перечнем запрещенных книг, невольно убеждаешься в том, как легко можно объявить «экстремистским» литературное произведение спустя 150-200 лет после его публикации, а «экстремистом» - его автора, классика с мировым именем.

     Так, я с удивлением узнал, что экстремистскими авторами в России в наши дни признаны великий немецкий философ Евгений Дюринг, а так же гениальный музыкант и композитор Рихард Вагнер. Оба заклеймены «экстремистами» за то, что оставили в своем творческом наследии небольшие эссе, посвященные психологии иудаизма.

     Что не может не вызвать возмущение, так это решение одного из районных судов Оренбурга, объявившее «экстремистом» великого русского ученого, филолога и этнографа Владимира Даля. Его «Записка о ритуальных убийствах…», написанная и изданная в середине 19 в. по личному распоряжению министра внутренних дел Российской империи, в 2012 г. на родине автора попала под запрет. Воистину, времена меняются – меняются и нравы! Те, кто получал ордена и титулы во времена империи, в эпоху «суверенной демократии» объявляются «экстремистами», то есть врагами государства.

     Закончим рассмотрение театра абсурда российского судопроизводства следующим примером. В 2010г. решением одного из районных судов г. Грозного была объявлена экстремистской дефиниция (статья-определение) «Чеченская республика» из 58-го тома «Большой энциклопедии», выпускаемой солидным московским издательством «Терра»
.
                                         
Решение района – в масштабы России!
     Главной проблемой, с которой сталкиваются авторы и издатели «крамольной» литературы, заключается в следующем. Постановление о признании литературного или музыкального произведения, а также наглядного изображения (листовки, плаката и т.д.), может принять любой федеральный суд по месту обнаружения сомнительного материала.

     Как объяснил корреспонденту «Ставропольского Репортера» известный писатель и общественный деятель Александр Севастьянов, вся трудность заключается в том, что книга может быть издана в одном регионе России, а запрещена в другом. В результате автор и издатель вынуждены будут ехать через всю страну для участия в судебном процессе. Поездка влечет за собой довольно существенные расходы, в том числе на оплату адвокатских услуг. Но даже если удастся опровергнуть все доводы обвинения и выиграть процесс, то не гарантировано, что через короткий промежуток времени аналогичное решение не будет вынесено судом в ином регионе. Как показывает опыт, зачастую авторы и издатели не находят необходимых финансов для поездок на многочисленные судебные заседания и отказываются защищать свои произведения. Этот маневр мой собеседник считает наиболее коварным приемом, который используется для борьбы с неугодными, по тем или иным причинам, авторами.

   
  В настоящий момент А.Н. Севастьянов готовится оспорить решение Майкопского районного суда республики Адыгея, недавно признавшего экстремистской его работу «Россия для русских. Третья сила: русский национализм на авансцене истории». Данное издание, представляющее собой исследование эволюции националистической идеологии и крайне правого движения в России, вполне может быть рекомендовано в качестве учебного пособия для студентов-историков, политологов и социологов. Вместо этого – запрет и судебные разбирательства. Со своей стороны можем предположить, что адыгейских судей покоробило исключительно название книги, так как ее автор – человек с солидным академическим образованием и писательским стажем – вполне серьезно подходит к рассмотрению затрагиваемой проблематики. А вот в содержание они могли и не вчитываться.
                                   
                               Как древние летописи летят в огонь инквизиции

     Авторов комментариев, оставленных под сообщениями в «глобальной сети», больше всего возмутило включение в список материалов, запрещенных к изданию и распространению, древней новгородской летописи известной как «Велесова книга». Сразу оговоримся, что ни доказывать, ни опровергать ее подлинность мы не собираемся. Вот уже почти 80 лет этим занимаются ведущие историки, археологи и филологи СССР, русского зарубежья, а теперь и РФ.

     Под запрет тексты, датируемые некоторыми исследователями IХ в. от РХ, попали с легкой руки оренбургских судей. Тех самых, которые сделали экстремистом гордость российской филологической науки В. Даля. Что собственно «экстремистского» они увидели в издании древних табличек, остается загадкой. Возможно, экстремистской являлась личность владельца издания, но запрещать книгу на этом основании - такое можно считать верхом цинизма. Использование некоторых фрагментов «Велесовой книги» идеологами движения, презрительно называемого некоторыми «неоязычеством», так же не свидетельствует о ее деструктивном характере. С равным успехом можно признать «экстремистской литературой» Ветхий Завет, Коран, а так же Талмуд. Кстати, подобные требования на Ставрополье уже звучали. 

     Иронизировать над постановлениями российских районных судов можно сколько угодно. Только ирония получается горькой. Борьба с экстремизмом в современной России превратилась в настоящую «охоту на ведьм». Теперь в виртуальные костры новых инквизиторов летят не только сочинения идеологов нацизма, ваххабизма или сайентологии, но также произведения русских и мировых классиков - только за то, что их содержание не соответствует требованиям текущего политического момента.

     Кто из гениев литературы, музыки или киноискусства ожидает своего часа, чтобы попасть под прицел сотрудников прокуратуры и суда? Какие произведения, не укладываясь в русло современной российской действительности, могут быть завтра запрещены и изъяты из школьной или университетской программы?
А пока существует повод для серьезных опасений, что под предлогом борьбы с проявлениями экстремизма нас лишают возможности получения более полного и разностороннего представления о родной истории и творцах русской и мировой культуры.

Ростислав ВОЛЬФ

(опубликовано в №46 (153) еженедельника «Ставропольский Репортер» от 20 ноября 2012г.)
чтение горящей книгиинкизиция
Раскрой свою душу северу...

В России снова запрещают книги! И снова, и снова, и снова...

     ВК
     Вчера многие смогли ознакомиться с дополнениями, внесенными в Федеральный список экстремистских материалов, размещенным на сайте Министерства юстиции. Такого "культурного погрома", который произошел в последние 2-3 года, Русь не знала даже во времена коммунизма (исключение - первые годы советской власти). 
Особенно возмущает, что в числе порочих обновлений, в список внесены:
№1493 -" Брошюра «Велесова книга», перевод Б. Клесеня" (так в тексте); признана экстремистской решением Ленинского районного суда города Оренбурга от 26.07.2010;
№1494 - " Брошюра «Записки о ритуальных убийствах», автор В.И. Даль"; признана экстремистской решением Ленинского районного суда города Оренбурга от 26.07.2010);
№1496 -" Брошюра «Протоколы сионских мудрецов»";  признана экстремистской решением Ленинского районного суда города Оренбурга от 26.07.2010г.
     Помимо указанных изданий, Ленинский районный суд Оренбурга признал экстремистскими роман Дмитрия Нестерова "Скины:Русь пробуждается" (значится под №1492), а так же "копию книги "Расология: наука о наследственных качествах людей", автор В.Б.Авдеев (именно "копию" - так в тексте, в списке - под №1491). 
     Несмотря на то, что решение указанного суда было вынесено более двух лет тому назад, внесены в список экстремистских материалов указанные издания были только несколько дней тому назад.
     Кроме того, существуют и "свежие" обновления. 26 июля 2012г. решением Майкопского районного суда республики Адыгея экстремистскими признаны:
№1465 - книга А.Н. Севостьянова «Россия для русских!» Третья сила: русский национализм на авансцене истории»; №1468 - брошюра  "Расовая гигиена и демографическая политика в национал-социалистической Германии (Биологические основы и их осмысленное применение для сохранения и преумножения нордической крови)" - исторический документ, опубликованный издательством "Русская Правда".  
     Немного выше, под №1204 значится "брошюра «Еврейство в музыке»" с указанием автора - великого немецкого композитора Рихарда Вагнера (решение Вельского районного суда Архангельской области от 28.03.2012). Ранее решением Мещанского районного суда г.Москвы была объявлена "экстремистской" книга философа Евгения Дюринга "Еврейский вопрос" (№979 в списках инквизиторов). Ну, об абсурдных решениях "мещанских" служителей фемиды мы уже писали: они отметились шизофреническим запретом книг о голодоморе (см. материал "Голодомор в России: запрещенная история?")
      И вот теперь последние месяцы уходящего года отмечены настоящим шквалом откровенно русофобских постановлений региональных судов. Возможно, что кому-то не по душе пришлось название вполне респектабельного труда А.Н.Севастьянова "Россия для русских!", но ведь необходимо сначала сделать анализ изложенного в ней материала, чего, на мой взгляд господа из прокуратуры и Майкопского районного суда Адыгеи сделать не удосужились, а приняли решение сразу, как только увидели обложку книги. По всей видимости, аналогичной близорукостью страдают судьи из Оренбурга, расправившиеся с "копией" книги Владимира Авдеева "Расология" - серьезной  академической работы, построенной на богатом научном материале.С таким же успехом можно объявить экстремистскими практически все вузовские учебники антропологии.
        А.Н"Запрет моей книги мы с издательством намерены оспорить в суде, поскольку нас даже не известили о судилище, а это противозаконно!" - прокомментировал ситуацию Александр Никитич Севастьянов, один из самых известных Русских публицистов, чьи книги не в первый раз являются объектом судебного преследования.
         Рихард Вагнер и Евгений Дюринг  попали в указанный список только потому, что осмелились в середине 19в. оставить в своем творческом наследии небольшие работы, посвященные психологии еврейства. Но, господа-"инквизиторы", это неотъемлемая часть работы всемирно признанных гениев! На каком основании мы должны отказываться от нее в угоду чьим-то (вашим, или сотрудникам прокуратуры, или чьим-то еще) нелепым претензиям?
       Животная ненависть, с которой разделались с "Велесовой Книгой" я могу объяснить только генетическим, врожденным неприятием не только русской, но общеславянской культуры, у одетых в мантии карателей. Доказать факт фальсификации древнего текста не могут уже более полувека (равно, впрочем, как и обратное). Но сам факт оспариваемости подлинности источника не может служит поводом для его запрещения. Вывод один: ненавистью к нашей древней культуре, цивилизации, и только ей, руководствовались оренбургские судьи.
       Наконец, самым непонятным и мерзким во всей этой судебной "чехарде" является ярлык "экстремиста", приклеенный к одному из величайших Русских ученых - филологу, этнографу, автору самого популярного словаря русского языка - Владимиру Ивановичу Далю, чья работа "Записка о ритуальных убийствах"- плод кропотливого исследования автором не только средневековых летописей и исторических документов нового времени, но и личных уголовных расследований автора. Она была составлена и опубликована "по приказанию господина министра внутренних дел" Российской империи  графа Л. Перовского.
       Что касается "Протоколов сионских мудрецов", то мы можем считать их первым "звоночком", за которым автоматически последует детальное изучение "инквизиторами" сочинений одного из самых загадочных русских христианских философов - Сергея Нилуса, являвшегося первым публикатором скандальной рукописи, ни подтвердить, ни опровергнуть подлинность которой на сегодняшний день не могут.
       Подведем итог: Р.Вагнер, Е.Дюринг, В.И.Даль, С.Нилус, "Велесова книга". Какие следующие произведения мировой литературы подпадут под определение "экстремистских материалов". Кто из классиков будет посмертно заклеймен как "экстремист" слепыми россиянскими жрецами слепой римской богини правосудия?
       "Приключения Оливера Твиста" Ч.Диккенса, "Тарас Бульба" Н.Гоголя, "Страна негодяев" С.Есенина, исторические труды Н.Костомарова, творчество Т.Шевченко, стихи И.Талькова, "Патриотизм" и "Несущие кони" Ю.Мисимы (этот в букальном смысле "экстремист"), философия Ю.Эволы, Р.Генона, М.Элиаде (был поклонником К.Кодряну) - еще ждут своей очереди на  проведение соответствующей экспертизы.
        Чувствую: работы у российских судей а ближайшие годы меньше не станет...

                                                             книги горят
     
Раскрой свою душу северу...

Ростислав ВОЛЬФ: "Тюрьма и лагерь - кузница "русского ислама"


bidla.net

ТЮРЬМА  И  ЛАГЕРЬ  -  КУЗНИЦА  «РУССКОГО  ИСЛАМА»

     «Русский ислам», «русские ваххабиты» - эти словосочетания все чаще звучат с экранов ТВ, мелькают в печатных и электронных СМИ. Явление, которое еще несколько лет назад могло казаться фантастическим, сегодня становится обыденным, повседневным. Как это ни парадоксально, но в последние годы местами распространения радикального ислама становятся исправительные учреждения, а заключенные российских тюрем и лагерей все больше выражают свои симпатии исламским экстремистам. И это касается не только уроженцев Северного Кавказа: все большее число заключенных славянского происхождения склоняется к принятию ислама в его радикальном варианте.

       В марте 2012г. ряд информационных агентств передали сообщение о том, что в одном из исправительных учреждений Ульяновской области  совместными действиями сотрудников МВД, ФСБ и ФСИН была пресечена деятельность ячейки международной террористической организации «Имарат Кавказ». Численность ячейки составляла порядка более 20-ти человек, изъято большое количество религиозной литературы радикального мусульманского толка, компьютерная техника и информация на электронных носителях, символика «Имарата Кавказ».

       Сенсация? Не совсем: те, кто в силу определенных причин знает о жизни в тюрьмах и колониях не понаслышке, вряд ли будут удивлены. Радикальный ислам давно пустил свои корни в российской исправительной системе, в том числе и в Ставропольском крае. Долгое время оставаясь в лагерной тени, деятельность мусульманских фундаменталистов сейчас начала приносить ожидаемые ими результаты. В данном материале мы постараемся проанализировать причины распространения радикальной исламской идеологии в тюрьмах Ставрополья и проиллюстрируем их реальными портретами новообращенных «русских мусульман». Но обо всем по порядку.

       Пятигорский «Белый лебедь» и Ставропольский централ. Несомненным фактом является то, что в тюрьмах Ставропольского края (Пятигорском и Ставропольском централах) мусульмане составляют значительный процент арестантов. Особенно это касается «Белого лебедя» - тюрьмы, расположенной в Пятигорске. Но дело собственно не в исповедании заключенными ислама как такового, а в том, что все большее распространение здесь приобретает его радикальная разновидность – ваххабизм, или правильнее – салафизм.

        Возможно, это прозвучит цинично, но почва для радикализации религиозных взглядов находящихся в пятигорской тюрьме мусульман невольно готовится теми, кто усиленно борется с ваххабитами, отправляя их в места лишения свободы. Ведь значительный процент лиц, арестованных в республиках Северного Кавказа по обвинению в принадлежности к экстремистским группировкам, направляется на содержание почему-то  в следственный изолятор г.Пятигорска. Нередко даже в тех случаях, когда следствие либо судебные слушания  проходят в одном из соседних регионов. За примерами далеко ходить не нужно.  В пятигорском «Белом лебеде» на протяжении нескольких лет содержались т.н. «двенадцать воинов аллаха», обвинявшиеся в участии в нападении боевиков Ш.Басаева на Назрань в июне 2004г. (судебный процесс завершился в феврале 2011г.). Несколько позже здесь же находились 11 боевиков «малгобекского джамаата», суд над которыми проходил в апреле текущего года в Ингушетии. И это далеко не полный перечень исламских радикалов прошедших через пятигорский централ: на смену одному «поколению» уже осужденных и отправленных в колонии экстремистов приходят другие. И направляют салафитов в пятигорский изолятор целыми группами. Практически в полном составе сюда попадают все фигуранты расследуемых в соседних республиках уголовных дел экстремистского и террористического характера (как в двух вышеупомянутых случаях).

        Как они сидят: братство и солидарность. Мусульманские радикалы, доставленные в следственные изоляторы и исправительные учреждения Ставропольского края из  северокавказских регионов, вне всякого сомнения, являются одной из самых организованных и сплоченных групп арестантов. Сразу следует оговориться: «братьями» считаются далеко не все мусульмане, а исключительно так называемые «салафиты», то есть  сторонники «чистого ислама», в простонародье именуемые ваххабитами. Автору этих строк неоднократно приходилось слышать от заключенных не-кавказского происхождения (например, узбеков, татар или азербайджанцев) о том, что мусульманство в их республиках отличается от того ислама, который они наблюдают в тюрьмах, а так же наблюдать недоумение в связи с отказом кавказцев совершать положенный намаз вместе с другими заключенными-мусульманами. «Это ваххабиты!» - подводят в таких случаях итог своим наблюдениям  те, кто не согласен с салафитской трактовкой ислама.

        Можно смело сказать: в некоторых камерах ставропольских тюрем реально существуют маленькие джамааты (общины) салафитов, члены которых не только совместно совершают намаз или принимают пищу. Находясь в следственном изоляторе, они устанавливают связи со своими единоверцами, причем не только на территории отдельно взятой тюрьмы, но и с заключенными, уже отбывающими наказание в исправительных колониях, в том числе и за пределами края. Благо, что возможностей для этого в тюрьмах предостаточно.

        Недостатка в «духовной пище» тюремные джамааты не ощущают. В ходу самый широкий выбор литературы: от вполне официальной - Корана, биографий пророка и хадисов, до изданий, являющихся библиографической редкостью. Таких, например, как «Китаб ат-Таухид» («Книга Единобожия») или «Религия Ибрагима». Первая книга, кстати, написанная небезызвестным Мухаммадом ибн Абд аль-Ваххабом, является краеугольным камнем идеологии салафитов и входит в Федеральный список экстремистских материалов. Достать ее в свободной продаже невозможно, но в ставропольских тюрьмах ознакомиться с содержанием  «Книги Единобожия» вполне реально..

         Как попадает в ставропольские тюрьмы и колонии подобная «просветительская» литература? На самом деле не нужно никакой конспирации,  потайных отделений в арестантских сумках и взяток сотрудникам исправительных учреждений.  Схема гораздо проще, чем может показаться на первый взгляд. Еще не осужденный, находящийся под следствием человек, направляется на место совершения инкриминируемого ему преступления, где размещается в КПЗ при местном  ОВД. Во время нахождения в КПЗ подследственный или подсудимый спокойно получает передачи от родственников, друзей и единомышленников. Естественно, что  идейному человеку будут переданы не только продукты, «братья» помогут наладить и  идеологическое направление. Что же касается проверяющих передачи сотрудников МВД или ФСИН, осуществляющих досмотр арестантов после возвращения в изолятор, то они вряд ли что-либо знают о том, какие книги входят в упомянутый выше список экстремистских материалов и уж точно не следят за его обновлением.

         Возвращаясь к теме «тюремных джамаатов», следует отметить, что их члены не проявляют агрессии в отношении сокамерников иных конфессий. Возможно, это связано с тем, что религиозные взгляды в тюрьме – дело исключительно личное и навязывать кому-либо свои убеждения здесь «по понятиям» недопустимо. «Братья»-мусульмане охотно идут на контакт, поддержат разговор о вере, объяснят все преимущества ислама над другими религиями, а так же «чистого» ислама (Таухида или единобожия) над официальным, государственным. Они охотно поделятся имеющейся литературой, а если необходимой книги нет в наличии, то постараются достать ее в других камерах или «затянуть с воли». Диалог выглядит вполне мирно и доброжелательно. Кажется, что исламское братство раскрывает тебе объятия и готово принять в свои ряды. Но так ли все просто, как кажется на первый взгляд?

        Чтобы ответить на этот вопрос, следует пристальнее присмотреться к тем, кто, не будучи мусульманином от рождения, решил встать под знамя пророка  лишь  очутившись в местах лишения свободы.

         Забрасывать ли блудниц камнями? Роману 27 лет, осужден на 4 года за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью. Ситуация, приведшая его на тюремные нары абсолютно банальная: вернувшийся домой Роман застал супругу с другим мужчиной. Жену Рома побил, а вот соперника подстрелил из охотничьего ружья. За что собственно и сел. На свободе у него остались двое малолетних детей, мыслями о которых он перегружен. Больше всего любит говорить о том, что сделает все для того, чтобы лишить жену-изменницу материнских прав. Другая тема, которую с удовольствием обсуждает заключенный, это собственное намерение принять ислам.

          Роман еще не отошел от христианства официально, но сменить веру твердо намерен. «С точки зрения мусульманской религии я совершил благое деяние – наказал блудницу. Христианство учит прощать, подставлять другую щеку, не осуждать. А ислам не требует терпимости к развратникам и грешникам…» - мотивирует свое намерение Роман. В процессе беседы я интересуюсь, насколько он изучил основы той религии, которая стала столь мила его сердцу. Мой собеседник заметно смущается: «Ну, я пробовал читать Коран. Но, если честно, прочел немного. Зато полностью прочел книгу о пророке Мухаммаде…» В процессе дальнейшего разговора выясняется, что это была тоненькая брошюрка объемом в 50-60 страниц.

         А еще Роман пробовал молиться и совершать намаз вместе с содержащимися вместе с ним в камере кавказцами, сделав, таким образом, первые шаги к новообращению. Об «Имарате Кавказ» слышал мельком, но считает, что джихад должен вести каждый мусульманин, а освободить кавказские земли от  путинско-чекистской диктатуры – святое дело.

         После перевода в другую камеру отношения с новыми сокамерниками-мусульманами не заладились: кавказцы неохотно рассказывают ему об исламе, не приглашают вместе совершать намаз, не питаются за одним столом с ним. Но заключенный не унывает: «Ислам я приму, хоть после приезда в лагерь, хоть на воле. Я так решил» - говорит он. Я интересуюсь, был ли Роман верующим человеком до того, как попал в тюрьму. «Да!» - горячо уверяет меня он – «Я и в храм ходил, и жену свою туда водил, и детей мы крестили. Но теперь я вижу, где истинная вера и, вернувшись домой, обязательно буду рассказывать о ней своим детям. Пусть с детства учатся видеть истину!».

         Кто нужен радикалам. Беседы с Романом оставляют грустное впечатление: человек откровенно сломлен, мысли о доме, о неверной жене, воспитывающей его детей, о том, что рядом с ней, возможно, находится другой мужчина, не дают ему покоя. Он усиленно пытается найти тех, кто разделяет его стремление наказания грешников в этой, земной жизни. В одной камере он их находит, а вот в другой будущие единоверцы отворачиваются от Романа.

         Что ж, возможно Рома готов принять ислам в его радикальной форме, но нужен ли он моджахедам, чья цель – продолжение ведения священной войны в любых условиях? В его случае ответ, как ни странно, напрашивается отрицательный.

          Мне объясняли, что исламские радикалы привлекают в свои ряды далеко не всех: да, смертники-шахиды нужны в деле священной войны, но это люди способные на поступок, а пойти на смерть во имя идеи способен далеко не каждый мусульманин; еще нужны люди умеющие думать, общаться, наделенные даром убеждения – идеологи и проповедники, те, кто будет нести свет истины неверным, а так же поддерживать веру в   уже обращенных. Это интеллектуальная и боевая элита салафитов, своеобразные брахманы и кшатрии ислама. А зачем нужны те, кто не способен на подвиг, кто только болтает и пытается оправдать совершенные ранее поступки нормами религии? У кого не хватает сил и терпения постигать Коран или «Книгу Единобожия»? Это - лишний груз, балласт. Тем более, в тяжелых тюремных условиях. Войне требуются сильные и умные. А джихад - война за веру - не прекращается ни на минуту.

         О тех, кто нужен радикалам, кто может стать лидером и авторитетом «русских ваххабитов» - следующая история.

         Его не сломила война… Андрей – вне всякого сомнения - самый интересный из всех известных мне случаев обращения  русского человека к радикальному исламу. К своим 38 годам он успел многое: профессиональный военный,  принимавший  участие в двух чеченских компаниях (естественно, на стороне федеральных сил); попал в плен к боевикам, откуда бежал, ликвидировав приставленных к нему охранников; после увольнения из армии возглавлял службу безопасности  в одной из солидных частных компаний. В тюрьму попал по обвинению в причастности к организации заказного убийства, согласно приговору суда получил 15 лет с отбыванием наказания в колонии строгого режима. Во время следствия и суда содержался в пятигорском и ставропольском централах.

         В Пятигорске попал в одну камеру с теми, с кем воевал в Чечне – ваххабитами. Сильный духом и физически крепкий, Андрей не сломался и выдержал испытание на прочность. Казалось бы – тюрьма еще больше закалила и без того железного человека. Его отношение к ваххабизму было однозначно отрицательным: «Мы воевали с теми, кто убивал мирное население в Буденновске и детей в Беслане. Они пытают пленных и режут горло беззащитным. Разве это люди? Посмотри, если в тюремную камеру попадает скинхед, то его спокойно можно «вломить», это «по-понятиям».  Но  почему нельзя «вломить» ваххабита? Если можно так поступать со скинами, то и с ваххабитами следует поступать аналогично».

         Андрей рассуждает умно, грамотно излагает свои взгляды. Он рассказывает, как в камеру, где он сидит, посадили парня, который попав в тюрьму, собрался принять ислам. Вместе с мусульманами молился, читал религиозную литературу, пробовал освоить правила чтения Корана на арабском языке. «А потом его перевели в нашу «хату». Я бы его лично удавил, но это запрещено – «не по понятиям». А вообще-то следовало бы…» - для Андрея словосочетания «русский мусульманин», а тем более «русский ваххабит» - звучат как оскорбление памяти всех тех солдат и офицеров, которые отдали свои жизни, воюя в Чечне, ликвидировали группировки сепаратистов в Дагестане и Ингушетии.

         Но Андрей стал Али… После провозглашения приговора Андрей был направлен отбывать наказание в одну из колоний Тульской области. Долгое время никаких новостей о нем не поступало. Каково же было мое удивление, когда недавно в личной беседе один из наших общих знакомых сообщил, что после прибытия в лагерь Андрей принял ислам и взял себе мусульманское имя Али. На вопросы друзей и знакомых он теперь отвечает: «Если ты верующий человек и искренне веришь в Бога, то тебе обязательно нужно прочитать Коран. Если ты поймешь его правильно, то все встанет на свои места и станет ясно, что ислам – единственно истинная религия». Салафитская община колонии радостно приветствовала новообращенного мусульманина. Еще бы: бывший спецназовец, боевой офицер принимает «истинную веру»!

        В лагере Андрей продолжает поддерживать великолепную физическую форму, набрал группу из числа заключенных, которых обучает рукопашному бою. Утверждает, что тренирует всех, независимо от национальной и религиозной принадлежности. Возможно. Но только чему еще, кроме боевых искусств может обучить грамотный наставник? Ведь тренирует он не только тело, но и дух. Далеко не каждый славянин прислушается к религиозным поучениям кавказского проповедника. А если духовные беседы начнет проводить свой, русский человек, с богатым жизненным опытом и интересной биографией? Такая личность может стать не просто тренером, но и поможет окончательно определиться с выбором религии. Не случайно в середине 90-х годов прошлого века увлечение буддизмом и псевдо-восточными культами для многих начиналось с занятия восточными единоборствами.

          На фотографиях, сделанных в лагере Али-Андрей позирует, находясь в группе бородатых мужчин, подняв вверх указательный палец правой руки. У салафитов этот жест означает: «Аллах един! Нет Бога, кроме Аллаха!».

           Почему ваххабизм? Почему именно радикальный ислам получает  столь широкое распространение в местах лишения свободы? Ведь доступ в тюрьмы и лагеря имеют священнослужители всех без исключения конфессий, включая евангелистов и пятидесятников? На тему распространения ваххабитских идей в молодежной среде написаны десятки статей, книг, проводятся круглые столы и конференции. Но тюрьмы и лагеря это особый, отдельный мир, со своим неписаным уставом и «понятиями». Нормы жизни здорового человеческого общества к нему применимы с существенной натяжкой. Потому и представления о салафитах и их борьбе за создание «Имарата Кавказ» здесь носят совсем иной характер, нежели это представляется людям, находящимся по ту сторону тюремного забора. 

          Можно попробовать ответить на поставленный выше вопрос, проанализировав такую сложную часть криминальной психологии, как взаимоотношения между заключенными и тюремной, либо лагерной, администрацией. Известно, что существует извечное противостояние криминального мира и правоохранительных органов. Мир арестантов и заключенных противостоит миру «силовиков», т.е. системе. Как это ни парадоксально, но исламское подполье так же противостоит той же самой системе – в первую очередь, органам МВД и ФСБ. Ни для кого не является секретом, что в последние годы его активисты переключились на борьбу с представителями власти, оставив в прошлом рейды, подобные буденновскому и бесланскому.

            И это не может оставаться незамеченным представителями криминальной среды, в первую очередь – этнических ОПГ. Здесь уже срабатывает правило: враг моего врага – мой друг. Мне лично доводилось слышать слова одного из заключенных ставропольского централа, занимавшего видное место в арестантской иерархии, о том, что боевики, совершившие нападение на Назрань летом 2004г., «сражались против ментов и эфэсбэшников», а не против своих сограждан.

          Системный ислам, находящийся под покровительством государства, а соответственно чиновников и силовиков, не может вызвать уважения у тех, кто попал в жернова этой самой системы. Совсем другое дело – исламские радикалы, считающие себя не просто заключенными, но военнопленными, не уголовными преступниками, но политическими,  жертвами режима. Это придает им своеобразный романтический ореол мучеников за идею, борцов против тирании полицейского государства.

          Под крылом «борцов за идею». Тюремный мир суров. Главное правило здесь – «кто не с нами, тот против нас». Сотрудничество заключенных с администрацией не просто не приветствуется, оно наказывается. Человек, пошедший на такое сотрудничество, никогда не будет считаться «честным арестантом». Некоторые не выдерживают строгих условий тюрьмы или лагеря – ломаются, идут работать «на хозяина», т.е. администрацию. Другие наоборот – пытаются подтянуться ближе к «авторитетным людям» - положенцам, смотрящим и т.д.

         Учитывая уже упоминавшийся момент определенного признания боевиков-исламистов «своими» в криминальном мире, то сближение заключенного не-мусульманина с «борцами за веру и свободу» может сыграть определенную положительную роль. Это касается, в первую очередь, тех случаев, когда арестант надломлен морально и физически, ощущает чувство собственной ненужности, особенно остро переживает оторванность от семьи и друзей, не может найти родственную душу.

           Мне удалось пообщаться с тем самым «неофитом», о котором рассказывал Андрей. Дмитрию 23 года. Он получил относительно небольшой срок и провел в ставропольской тюрьме около года. По его словам, очень тяжело переживал изоляцию от общества, отсутствие поддержки с воли, невозможность общаться с друзьями и любимой девушкой. Тут-то на него и обратили внимание «братья-мусульмане». Пригласили вместе питаться, делились продуктами, попутно вели просветительские беседы о достоинствах салафитского ислама. Незаметно Дмитрий стал не только прислушиваться к мудро звучащим фразам, но также совершать намаз, молиться, начал читать Коран под руководством бдительных сокамерников. В общем, сделал первые шаги к обращению.                       

        Затем последовал  перевод в другую камеру, где большинство арестантов были славянами.  И вот здесь возникли проблемы: переход в другую веру не был положительно воспринят новыми соседями. Как сказал Андрей: «Вломили бы, но это не по понятиям!». Снова наступило время одиночества и переосмысления духовно-нравственных ценностей. Я спросил, будет ли Дима придерживаться норм ислама после освобождения? Он грустно пожимает плечами и неуверенно отвечает: «Скорее всего – да». Но эта неуверенность обнадеживает. Возможно, у парня получится вырваться из сложной религиозной западни, в которую  он сам себя загнал. Только какими душевными муками и моральной ломкой это будет сопровождаться?

          «Русский ислам» сложная тема. Раскрыть суть этого явления в рамках одной газетной публикации невозможно. Статистические данные увеличения мусульманской уммы за счет славянского населения крайне противоречивы. Нарисовать психологический портрет среднестатистического «русского ваххабита» так же довольно сложно. Но все чаще говоря об организаторах и исполнителях террористических актов в разных регионах России, звучат русские имена и фамилии. Виталий Раздобудько, Мария Хорошева, Павел Косолапов, Виктор Двораковский не принадлежали к национальностям, традиционно исповедующим ислам.

           Что толкает славян отказаться от религии отцов и дедов и полностью поменять собственные взгляды на окружающий мир? Сознательный ли это выбор людей, занятых богоискательством или исключительно влияние среды, в которой можно оказаться в силу жизненных обстоятельств? В любом случае, религия это не одежда, сменить которую можно в любой подходящий момент. Отсутствие исторической памяти, нежелание знать и любить свою национальную историю,  культуру, традиции предков,  в сочетании с желанием кардинальных социально-политических  перемен – вот та взрывоопасная смесь, которая приводит к распространению «русского ислама» и все чаще выплескивается на улицы российских городов в виде террористических актов.

           «Русский ислам» как явление – несомненный признак болезни современного общества. И те, кто этому обществу противостоят, уверены, что знают единственно верный способ его лечения.

 

Ростислав ВОЛЬФ

(опубликовано в еженедельнике «Ставропольский репортер» №41(148) от 16 октября 2012г.)

Иллюстраця взята с сайта bidla.net (реальные фото из российских ртюрем)