Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Раскрой свою душу северу...

Сербский доброволец Горан Геровац: "Русский Мир, проснись!"

Оригинал взят у nuker82 в Горан Геровац: Русский Мир, проснись!
Оригинал взят у elena_sem в Горан Геровац: Русский Мир, проснись!

Горан Геровац, начальник логистики Сербского гусарского полка, бойцы которого сейчас сражаются в Новороссии — человек удивительной судьбы. Война для него началась в 1991 году и продолжается до сих пор: Югославия, Хорватия, Босния, Герцеговина, работа под прикрытием в Косово, а теперь Новороссия. Горан живет на Кавказе уже 5 лет с супругой Розой, но сейчас находится в Москве и занимается организационными вопросами сербских добровольцев, слава о которых вышла уже далеко за пределы Новороссии. Впереди у них новые рубежи. Русский мир пробуждается, но Россия еще спит и главное послание патриотических сербов — разбудить ее, уверен Горан.

Collapse )
Раскрой свою душу северу...

Эрнст Юнгер. Золотые слова!

Оригинал взят у serg_slavorum в post
одиночка.jpg

"Когда все институты стали сомнительными, или даже опозоренными, и когда даже в церквях уже слышны молитвы не за угнетённых, а за угнетателей, тогда моральная ответственность целиком ложится на одиночку, или, лучше сказать, на несломленного одиночку..."

Эрнст Юнгер
Раскрой свою душу северу...

Террорист Яков Блюмкин возвращается в Москву

blyumkin_2_1_w500

"Призрак Блюмкина над Марьиной рощей"

        Согласно неофициальной информации Еврейский музей в Марьиной роще будто бы готовится развлечь Москву мощной выставкой, посвященной Якову Блюмкину – начальнику спецотдела ВЧК, руководившему карательными отрядами на Украине, «куратору» экспедиции, искавшей в Тибете и на Алтае волшебную страну Шамбалу, руководителю Республики Красный Иран со столицей в городе Гиляни и адьютанту Льва Троцкого в Наркомате обороны.. Вроде бы припасено более шестисот фотографий и документов, прежде абсолютно секретных.

"Тов. Меркулову

Служебная записка

Об экспедиции в Лхасу (Тибет) 1925 года и снаряжении новой экспедиции


           В соответствии с личным распоряжением пред. ОГПУ тов. Ф.Дзержинского, в сентябре 1925 г. в Тибет в Лхасу, была организована экспедиция в кол-ве 10 человек под руководством Я. Блюмкина, работавшего в научной лаборатории ОГПУ в Красково (под рук. Е.Гопиуса,). Лаборатория входила в состав спецотдела ОГПУ( Г.Бокия). Целью экспедицию являлось уточнение географических маршрутов, поиск «города богов», с целью: получения технологи ранее неизвестного оружия, а также рев.-агит.пропаганда, что, как следует из докладов Блюмкина не нашло «соответствующей востребованности» среди властей Тибета.

           Первоначально Блюмкин выступал под легендой монгольского ламы, а по прибытии в Леху (столица кн. Ладакх) был разоблачен. От ареста и депортации его спас мандат, выданной ему за подписью тов. Дзержинского с обращением к Далай ламе, встречи с которым он ожидал в течение трех месяцев.

           Из доклада Блюмкина следует, что в январе 1926 года во дворце в Лхасе его принял Далай лама 13-й, который воспринял послание тов. Дзержинского как добрый знак, а далее, по приглашению правительства Тибета он, Блюмкин становится важным гостем. Тибетские монахи рассказали ему некоторые тайны, хранящиеся в глубоком подземелье под дворцом Потала.

Collapse )
Раскрой свою душу северу...

Ислам строгого режима

Оригинал взят у rocorrus в Ислам строгого режима

В российских тюрьмах плодятся джамааты


      Недавний доклад британской палаты общин взволновал жителей Соединенного Королевства: оказывается, в течение последних 15 лет число мусульман в тюрьмах Англии и Уэльса выросло более чем в 3 раза - с 3681 до 11 248 человек. В России ситуация похожая: во ФСИН утверждают, что в последние годы мусульман-заключенных стало в несколько раз больше. Одно из последствий этого - формирование так называемых тюремных джамаатов: общин, в которых проповедуется радикальный ислам. Вот и на минувшей неделе блогеры сообщили, что в исправительной колонии города Сухиничи Калужской области создана исламистская ячейка. Пресс-служба регионального ФСИН эту информацию опровергла, однако дыма без огня все же не бывает. "Огонек" пытался разобраться в ситуации.

  В начале 1990-х годов чуваш Валерий Ильмендеев вернулся в родной Ульяновск после демобилизации. На вопрос "что делать дальше?" физически крепкий молодой парень дал простой ответ - влился в члены ОПГ и стал заниматься рэкетом. На выбранной ниве Ильмендеев достиг успехов, сколотил капитал и в сытые нулевые решил легализоваться - основал фирму "Боярд" и стал ее гендиректором. Тогда же Ильмендеев, принадлежащий к народу, в массе своей исповедующему христианство, познакомился с выходцем из Дагестана Абдулкаримом Абдулхамидовым. Того направили в Ульяновск астраханские ваххабиты, поставившие перед ним задачу организовать объединение религиозных фундаменталистов. В ульяновских криминальных кругах Абдулхамидов познакомился с Ильмендеевым. Под воздействием Абдулхамидова новоиспеченный предприниматель принял ислам ваххабитского толка и сам стал идейным вдохновителем фундаменталистской ячейки, созданной в 2002 году. Основатели прозвали ее "джамаат".

          Вообще, слово "джамаат" переводится с арабского как "община". До середины 1990-х годов его употребляли в привычном значении, однако после распространения ваххабизма "джамаатами" у нас стали называть ячейки радикальных исламистов, занимающихся бандитизмом. В свой джамаат Ильмендеев вовлек почти 80 человек, он был ответственным за идеологию, а его сообщники были ответственными за криминал. Под религиозными лозунгами джамаат творил преступления против "неверных", к которым относились и мусульмане-традиционалисты. Костяк джамаата занимался рэкетом и грабежами, особенно доставалось дальнобойщикам, проезжающим через Ульяновскую область, а остальные члены объединения делали регулярные взносы в общак.

          В 2006 году, после того как бойцы джамаата застрелили лидера местной "светской" ОПГ, бригаду Ильмендеева накрыли правоохранительные органы. Мусульманин-чуваш был осужден на 13 лет. После вынесения приговора сестра Ильмендеева заявила: "Брат действительно верит в Аллаха, но никого не заставлял принимать ислам".

          Однако сестра либо лукавила, либо не разбиралась в нравах воинственного брата. Попав в исправительную колонию номер 2 города Новоульяновска, Ильмендеев развернул деятельность по вербовке новых ваххабитов. Колония номер 2 считается так называемой черной зоной, в которой дисциплинарные вопросы отданы на откуп заключенным, поэтому Ильмендеев легко связывался с внешним миром по мобильному, получая с воли деньги, ваххабитскую литературу и видеоматериалы. Оперативники вычислили, что адресатами звонков Ильмендеева были представители террористической организации "Имарат Кавказ", и завели на него новое дело о создании террористической ячейки в тюрьме. По словам Раиса Сулейманова, главы Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований Российского института стратегических исследований, некоторые отсидевшие свой срок члены тюремного джамаата впоследствии были обнаружены в бандформированиях Северного Кавказа.

          Позднее проповедника Ильмендеева этапировали в Мурманскую область. Его религиозное рвение это ничуть не остановило - Ильмендеев начал "учить" основам исламского фундаментализма и на новом месте. К нему стали притекать представители низших тюремных каст, а также среднеазиаты. А смотрящим, то есть авторитетом, ответственным за соблюдение порядка среди заключенных, был чеченец. Он был практикующим мусульманином. Смотрящий возмутился:

          - Молиться вместе с "опущенными" - это не по воровским понятиям.

          В ответ Ильмендеев привел веские доводы:

          - Ты же мусульманин! Ты должен жить по корану, а в нем об "опущенных" нет ни слова. Они твои братья!

          Чеченский "пахан" отстал. Свой джамаат у Ильмендеева остался и на новом месте отсидки...

Блатная вера

          Случай с Ильмендеевым далеко не единственный. Начальство Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) об этом предпочитает не говорить, однако факты существования "тюремных джамаатов" упрямо вырываются наружу. Авторы запрещенного сайта "Кавказ-Центр", материалы которого можно легко найти в интернете, гордятся этим явлением и, указывая на "осведомленные источники", предупреждают, что "тенденция объединения тюремных джамаатов в единую структуру уже просматривается". Там вспоминают разошедшуюся по интернету историю 29-летнего русского мусульманина Сейфуллаха (Андрея Лозина). Он прибыл по этапу в одну из зон Якутии, вступил в конфликт с блатными и, подобно Ильмендееву, заявил о том, что Аллах для него важнее "понятий". Ряд мусульман, представляющих традиционные исламские этносы, его поддержали. Страсть новообращенного мусульманина сошлась со страстью тех, кто уже давно не прочь поучаствовать в священной войне.

          Как оценивают угрозы распространения тюремного ислама во ФСИН? На этот счет нет никаких ярких цитат, зато известно число мусульманских общин в исправительных учреждениях - на сегодняшний день их 279 и объединяют они порядка 10 600 верующих. В пенитенциарной системе всячески поддерживают связи с православными, мусульманами и буддистами, что можно считать хорошим знаком, однако под маской мирного ислама часто скрывается религиозный фундаментализм. Насколько часто - непонятно. Конечно, число приверженцев ислама, сидящих в тюрьмах, превышает 10 600 человек, однако остальные либо никак не проявляют своей религиозности, либо их попросту не регистрируют. Тем не менее во ФСИН убеждены, что за последние 10 лет число мусульман, находящихся в местах лишения свободы, выросло в несколько раз. При этом общее число заключенных в России неуклонно падает - с 847 тысяч в 2003 году до 585 тысяч в 2013-м.
Collapse )
Раскрой свою душу северу...

НЕИЗВЕСТНЫЙ КАВКАЗ: славяне, христианство, ислам.

   фото С.Н. Савенко
   
     Еженедельник "Ставропольский Репортер" опубликовал очередной материал, посвященный истории кавказских славян в древности и средние века. Перед нами открываются малоизвестные страницы истории наших предков: легендарные анты, кавказские походы Святослава Великого, уникальное кавказское государство князя Мстислава, распространение христианства и ислама. Профессиональный русский историк излагает материал вполне доступно, четко и без лишних эмоций.
 
 "НЕИЗВЕСТНЫЙ КАВКАЗ: СЛАВЯНЕ, ХРИСТИАНСТВО, ИСЛАМ"

"Мы продолжаем публикацию материалов, связанных с историей Кавказа. Начиная с первых веков христианской эры, славяне играли важную роль в военно-политической и культурной жизни нашего региона. Об этих малоизвестных страницах истории в беседе с корреспондентом «Ставропольского репортера» рассказал кандидат исторических наук, директор пятигорского краеведческого музея, специалист по древней и средневековой истории С.Н.Савенко (на фото)."

Анты, гунны, готы

-Сергей Николаевич, существуют ли летописные свидетельства подтверждающие проживание славян на территории Кавказа и если существуют, то когда они появились?

     Такие свидетельства действительно существуют. Например, в «Повести временных лет» отражены события, связанные с пребыванием славян на Кавказе, по крайней мере, с Х века. Что касается более ранних периодов, то византийским авторам славяне были известны с конца Vв. под именем «склавины». А еще раньше – в первые века новой эры – они писали о племенах антов, которых современные историки считают одной из групп славянских племен. Анты населяли нижнее течение Дона, а так же Приазовье и, возможно, северо-западный Кавказ.

     Следует заметить, что существует и другая версия происхождения антов, берущая начало из легендарной устной традиции адыгских народов Северо-Западного Кавказа. Еще в 30-40-х гг. ХIХв. она развивалась кабардинским просветителем Ш.Ногмовым, который утверждал, что анты – одно из древних названий адыгов – народа, который в частности проживал и на Ставрополье, на территории Кавказских Минеральных Вод. Кстати, здесь находится одно из самых известных древних городищ - называемая Рим-гора, расположенная в районе г.Учкекен.
На мой взгляд, анты – одна из славянских общностей, формировавшихся в контактной зоне, воспринимая элементы тех культур, с которыми славяне соприкасались и поддерживали контакты.

-Сыграли ли анты заметную роль в истории?

     Вторая половина IV века характеризуется массовым военизированным продвижением с востока гуннов - в основной своей массе тюркоязычных кочевых племен. Это была эпоха великого переселения народов. Известно, что движение гуннов, докатилось и до Северного Кавказа, население которого сильно пострадало от их вторжения. К этому времени относятся первые летописные упоминания о славянских князьях, выступивших против гуннов. Многие из них пали в этой борьбе.

     Вскоре антам пришлось вступить в военное противостояние с германскими племенами готов, переселение которых происходило из современной Прибалтики на юг – в Причерноморье, Крым и на Северный Кавказ, где присутствие готов так же отмечено. Все это отразилось на раннем фольклоре славян, который связан с противостоянием кочевым общностям. В частности, к IV веку относится легендарная фольклорная традиция, связанная с именем антского князя Буса Белояра.

Князь-воин и его потомки на Кавказе

-Как складывалась история славян на Кавказе в следующие столетия?

     Я убежден, что основное время расселения славян в направлении Северного Кавказа приходится на VIII – IX века. О следующем столетии вообще никаких сомнений быть не может: в Х веке здесь присутствуют уже собственно русы. Они находились в союзнических отношениях с аланами, которые вместе со славянами неоднократно участвовали в закавказских походах на Каспий.

     Если говорить о знаменитых походах Святослава, то итогом одного из них – в 965г. – стало падение Хазарского каганата. После его разгрома, Святослав, согласно русским летописям, победил ясов и касогов. Кто такие летописные «ясы и касоги»? Ясы – это древнерусское наименование алан, касоги – племена, этнически связанные с адыгами, населявшие Северо-Западный Кавказ. Фактически Святослав прошел по всей территории Кавказа, чему имеются и археологические свидетельства.

-Что побудило Святослава совершить военный поход на прежних союзников славян - ясов и касогов? 

     Побежденные Святославом аланы ранее выступали временным и вынужденным союзником Хазарии, распространившей свою власть на центральные районы Северного Кавказа еще в конце VIIв. Вместе с хазарами аланы участвовали в войнах с арабами, которые начали активно распространять ислам, используя в качестве плацдарма территорию Закавказья. Кстати, славяне так же выступали союзниками хазар в борьбе с арабскими завоевателями. Многие местные жители в то время были настроены отрицательно по отношению к исламу: в Дагестане неоднократно вспыхивали народные волнения против распространения там мусульманства.

     Ислам сумел закрепиться исключительно на небольшой территории прикаспийского Дагестана. Но широкого распространения получить не смог в силу довольно мощного сопротивления. Народы Кавказа предпочитали сохранять свои традиционные верования, которые мы сегодня называем языческими. Кроме того существовали и различные формы христианства, получившие распространение на Северо-Восточном Кавказе.

     Подчеркнем, что история знает всего три случая, когда арабская экспансия была успешно остановлена: в Индии, Испании, и у нас, на Северном Кавказе. Таким образом, в описываемую эпоху исламский мир был вынужден ограничиться на Кавказе территорией Дербента и прикаспийского Дагестана.

-Что представляли собой земли кавказских славян после походов Святослава?

     В Х-ХI веках славяне продолжают активно проявлять себя на Кавказе. В результате их активности здесь возникает город-государство Тьмутаракань. Состав его населения был очень сложен: это и хазары, и адыги. Но славянскими были княжеская линия, дружина, а также значительный процент населения. Тьмутаракань просуществовала на Северо-Западном Кавказе почти 100 лет. Достоверно известно, что часть Ставропольского края, в частности северо-западные районы Ставрополья, входили в сферу влияния ее правителей.

     Из летописей нам известны имена тьмутараканских князей. Так, в ХI веке фактическим соправителем киевского князя Ярослава Мудрого стал его брат Мстислав Великий, княживший в Тьмутаракани. Киевскому князю пришлось фактически разделить державу, и Тьмутаракань стала одним из центров русских земель. После смерти Мстислава эта территория снова вернулась под власть Киева.

     Упоминания связи славян с Северным Кавказом в русских источниках прекращаются в середине ХI века. Это связано, прежде всего, с появлением нового серьезного противника – половцев. Предшествующее же столетие можно смело назвать временем наиболее активного участия русов в истории Северного Кавказа.

Кавказские христиане в древности

-Как проходило распространение христианства на территории Северного Кавказа?

     Первые признаки присутствия христианства на Кавказе относятся к IV веку, когда христиане появляются в греческих колониях Причерноморья, Крыму, в той же Тамани. Существуют сведения, касающиеся святых Кирилла и Мефодия, посетивших в ходе своей миссии (858-861гг.) хазарский город Семендер, географически связанный с Дагестаном и Северо-Восточной Чечней. Существуют упоминания о христианах, проживавших здесь уже в то время.

     Одним из центров раннего христианства на Кавказе была Кавказская Албания, располагавшаяся на территории современного Азербайджана и части южного Дагестана. По степени активности албанские церковные иерархи не уступали армянским. Именно албанские христиане вели проповедь на землях Дагестана. Известно, что в IV веке в Дербенте существовала христианская церковь.

     Что касается аланов, то распространение христианства в их среде начинается с VII века. В это время в Алании уже существует христианский монастырь. В аланских катакомбных захоронениях мы находим изображения креста византийского типа. Но все это отдельные факты. Государственным же актом считается крещение Алании при константинопольском патриархе Николае Мистике в 915-916гг, то есть за 70 лет до крещения Руси.

-Раз речь зашла об аланах, уместно будет упомянуть об одном из самых интересных и загадочных мест на Северном Кавказе - древнем городе Кяфар.

     Культура Кяфара – это, несомненно, аланская культура. Он находится примерно в 15 км. от нижнего Архыза, в соседнем ущелье. Есть версия, что Архызское городище было некогда одним из центров Алании, где доминировала христианская культурная составляющая. Вероятно, после принятия аланами христианства, здесь мог располагаться центр аланской митрополии. Кяфар же, возможно, был городом-спутником Архыза, но в нем практически не отмечено следов христианского присутствия. Это свидетельствует о том, что его население было светским и исповедовало, преимущественно, традиционные верования.

Ислам на Кавказе: мифы и история

-Мы уже неоднократно затрагивали вопросы, связанные с распространением ислама среди народов Кавказа. Этот процесс проходил довольно сложно. Известно, что еще в ХVIII веке многие горцы сохраняли языческие традиции. Так ли это?

     На территории Дагестана ислам существовал довольно долгое время. Здесь его влияние ощущалось уже в Х веке. Позже существенную роль в укреплении ислама стала играть Персия. Активное распространение мусульманской религии в центральных районах Северного Кавказа начинается только в 16 веке. Главным источником ее распространения являлось Крымское ханство. Таким образом, ислам распространялся на Кавказе двумя путями: через Дагестан (влияние Ирана) – в более ранний период, а позже - через Крым, который, в свою очередь находился под влиянием Турции.

     В других районах Кавказа процесс исламизации шел значительно медленнее, чем в Дагестане. Европейские и российские путешественники и ученые второй половины 18 века неоднократно подчеркивали крайне незначительное его распространение. Местное население придерживалось, в основном, традиционных языческих верований. Отмечали факты присутствия христианства не только у осетин, но также у ингушей, балкарцев, кистинов, жителей Аргунского ущелья.
Ислам же был распространен, главным образом, среди горской знати, для которой важную роль играли дипломатические контакты с Крымским ханством. На эти особенности религиозной жизни кавказских горцев в 18 веке обратили внимание И.Гербер, Штедер, оставивший нам зарисовки христианского храма в Ингушетии, затем И.А.Гюльденштедт, П.С.Паллас, Г.Ю.Клапрот и многие другие.

     Резкая активизация процесса распространения ислама среди кавказских народов была связана непосредственно с Кавказской войной, когда он был выдвинут в качестве религиозной идеологии антироссийского сопротивления. Ислам стал знаменем шейха Мансура, затем – кавказских имамов и их окружения, выполняя, таким образом, политическую миссию объединения горских сообществ. Поэтому представители многих народностей, еще в конце 18 века придерживавшиеся традиционных верований, либо сохранявшие элементы христианства, в 19 веке стали мусульманами. Так что ситуация с распространением ислама в горах Кавказа на самом деле была далеко не столь однозначной, как сегодня принято считать…

Ростислав ВОЛЬФ
(опубликовано с незначительными сокращениями в еженедельнике "Ставропольский Репортер" №3 (161) от 22 января 2012г.)

Раскрой свою душу северу...

Ростислав ВОЛЬФ: "Тюрьма и лагерь - кузница "русского ислама"


bidla.net

ТЮРЬМА  И  ЛАГЕРЬ  -  КУЗНИЦА  «РУССКОГО  ИСЛАМА»

     «Русский ислам», «русские ваххабиты» - эти словосочетания все чаще звучат с экранов ТВ, мелькают в печатных и электронных СМИ. Явление, которое еще несколько лет назад могло казаться фантастическим, сегодня становится обыденным, повседневным. Как это ни парадоксально, но в последние годы местами распространения радикального ислама становятся исправительные учреждения, а заключенные российских тюрем и лагерей все больше выражают свои симпатии исламским экстремистам. И это касается не только уроженцев Северного Кавказа: все большее число заключенных славянского происхождения склоняется к принятию ислама в его радикальном варианте.

       В марте 2012г. ряд информационных агентств передали сообщение о том, что в одном из исправительных учреждений Ульяновской области  совместными действиями сотрудников МВД, ФСБ и ФСИН была пресечена деятельность ячейки международной террористической организации «Имарат Кавказ». Численность ячейки составляла порядка более 20-ти человек, изъято большое количество религиозной литературы радикального мусульманского толка, компьютерная техника и информация на электронных носителях, символика «Имарата Кавказ».

       Сенсация? Не совсем: те, кто в силу определенных причин знает о жизни в тюрьмах и колониях не понаслышке, вряд ли будут удивлены. Радикальный ислам давно пустил свои корни в российской исправительной системе, в том числе и в Ставропольском крае. Долгое время оставаясь в лагерной тени, деятельность мусульманских фундаменталистов сейчас начала приносить ожидаемые ими результаты. В данном материале мы постараемся проанализировать причины распространения радикальной исламской идеологии в тюрьмах Ставрополья и проиллюстрируем их реальными портретами новообращенных «русских мусульман». Но обо всем по порядку.

       Пятигорский «Белый лебедь» и Ставропольский централ. Несомненным фактом является то, что в тюрьмах Ставропольского края (Пятигорском и Ставропольском централах) мусульмане составляют значительный процент арестантов. Особенно это касается «Белого лебедя» - тюрьмы, расположенной в Пятигорске. Но дело собственно не в исповедании заключенными ислама как такового, а в том, что все большее распространение здесь приобретает его радикальная разновидность – ваххабизм, или правильнее – салафизм.

        Возможно, это прозвучит цинично, но почва для радикализации религиозных взглядов находящихся в пятигорской тюрьме мусульман невольно готовится теми, кто усиленно борется с ваххабитами, отправляя их в места лишения свободы. Ведь значительный процент лиц, арестованных в республиках Северного Кавказа по обвинению в принадлежности к экстремистским группировкам, направляется на содержание почему-то  в следственный изолятор г.Пятигорска. Нередко даже в тех случаях, когда следствие либо судебные слушания  проходят в одном из соседних регионов. За примерами далеко ходить не нужно.  В пятигорском «Белом лебеде» на протяжении нескольких лет содержались т.н. «двенадцать воинов аллаха», обвинявшиеся в участии в нападении боевиков Ш.Басаева на Назрань в июне 2004г. (судебный процесс завершился в феврале 2011г.). Несколько позже здесь же находились 11 боевиков «малгобекского джамаата», суд над которыми проходил в апреле текущего года в Ингушетии. И это далеко не полный перечень исламских радикалов прошедших через пятигорский централ: на смену одному «поколению» уже осужденных и отправленных в колонии экстремистов приходят другие. И направляют салафитов в пятигорский изолятор целыми группами. Практически в полном составе сюда попадают все фигуранты расследуемых в соседних республиках уголовных дел экстремистского и террористического характера (как в двух вышеупомянутых случаях).

        Как они сидят: братство и солидарность. Мусульманские радикалы, доставленные в следственные изоляторы и исправительные учреждения Ставропольского края из  северокавказских регионов, вне всякого сомнения, являются одной из самых организованных и сплоченных групп арестантов. Сразу следует оговориться: «братьями» считаются далеко не все мусульмане, а исключительно так называемые «салафиты», то есть  сторонники «чистого ислама», в простонародье именуемые ваххабитами. Автору этих строк неоднократно приходилось слышать от заключенных не-кавказского происхождения (например, узбеков, татар или азербайджанцев) о том, что мусульманство в их республиках отличается от того ислама, который они наблюдают в тюрьмах, а так же наблюдать недоумение в связи с отказом кавказцев совершать положенный намаз вместе с другими заключенными-мусульманами. «Это ваххабиты!» - подводят в таких случаях итог своим наблюдениям  те, кто не согласен с салафитской трактовкой ислама.

        Можно смело сказать: в некоторых камерах ставропольских тюрем реально существуют маленькие джамааты (общины) салафитов, члены которых не только совместно совершают намаз или принимают пищу. Находясь в следственном изоляторе, они устанавливают связи со своими единоверцами, причем не только на территории отдельно взятой тюрьмы, но и с заключенными, уже отбывающими наказание в исправительных колониях, в том числе и за пределами края. Благо, что возможностей для этого в тюрьмах предостаточно.

        Недостатка в «духовной пище» тюремные джамааты не ощущают. В ходу самый широкий выбор литературы: от вполне официальной - Корана, биографий пророка и хадисов, до изданий, являющихся библиографической редкостью. Таких, например, как «Китаб ат-Таухид» («Книга Единобожия») или «Религия Ибрагима». Первая книга, кстати, написанная небезызвестным Мухаммадом ибн Абд аль-Ваххабом, является краеугольным камнем идеологии салафитов и входит в Федеральный список экстремистских материалов. Достать ее в свободной продаже невозможно, но в ставропольских тюрьмах ознакомиться с содержанием  «Книги Единобожия» вполне реально..

         Как попадает в ставропольские тюрьмы и колонии подобная «просветительская» литература? На самом деле не нужно никакой конспирации,  потайных отделений в арестантских сумках и взяток сотрудникам исправительных учреждений.  Схема гораздо проще, чем может показаться на первый взгляд. Еще не осужденный, находящийся под следствием человек, направляется на место совершения инкриминируемого ему преступления, где размещается в КПЗ при местном  ОВД. Во время нахождения в КПЗ подследственный или подсудимый спокойно получает передачи от родственников, друзей и единомышленников. Естественно, что  идейному человеку будут переданы не только продукты, «братья» помогут наладить и  идеологическое направление. Что же касается проверяющих передачи сотрудников МВД или ФСИН, осуществляющих досмотр арестантов после возвращения в изолятор, то они вряд ли что-либо знают о том, какие книги входят в упомянутый выше список экстремистских материалов и уж точно не следят за его обновлением.

         Возвращаясь к теме «тюремных джамаатов», следует отметить, что их члены не проявляют агрессии в отношении сокамерников иных конфессий. Возможно, это связано с тем, что религиозные взгляды в тюрьме – дело исключительно личное и навязывать кому-либо свои убеждения здесь «по понятиям» недопустимо. «Братья»-мусульмане охотно идут на контакт, поддержат разговор о вере, объяснят все преимущества ислама над другими религиями, а так же «чистого» ислама (Таухида или единобожия) над официальным, государственным. Они охотно поделятся имеющейся литературой, а если необходимой книги нет в наличии, то постараются достать ее в других камерах или «затянуть с воли». Диалог выглядит вполне мирно и доброжелательно. Кажется, что исламское братство раскрывает тебе объятия и готово принять в свои ряды. Но так ли все просто, как кажется на первый взгляд?

        Чтобы ответить на этот вопрос, следует пристальнее присмотреться к тем, кто, не будучи мусульманином от рождения, решил встать под знамя пророка  лишь  очутившись в местах лишения свободы.

         Забрасывать ли блудниц камнями? Роману 27 лет, осужден на 4 года за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью. Ситуация, приведшая его на тюремные нары абсолютно банальная: вернувшийся домой Роман застал супругу с другим мужчиной. Жену Рома побил, а вот соперника подстрелил из охотничьего ружья. За что собственно и сел. На свободе у него остались двое малолетних детей, мыслями о которых он перегружен. Больше всего любит говорить о том, что сделает все для того, чтобы лишить жену-изменницу материнских прав. Другая тема, которую с удовольствием обсуждает заключенный, это собственное намерение принять ислам.

          Роман еще не отошел от христианства официально, но сменить веру твердо намерен. «С точки зрения мусульманской религии я совершил благое деяние – наказал блудницу. Христианство учит прощать, подставлять другую щеку, не осуждать. А ислам не требует терпимости к развратникам и грешникам…» - мотивирует свое намерение Роман. В процессе беседы я интересуюсь, насколько он изучил основы той религии, которая стала столь мила его сердцу. Мой собеседник заметно смущается: «Ну, я пробовал читать Коран. Но, если честно, прочел немного. Зато полностью прочел книгу о пророке Мухаммаде…» В процессе дальнейшего разговора выясняется, что это была тоненькая брошюрка объемом в 50-60 страниц.

         А еще Роман пробовал молиться и совершать намаз вместе с содержащимися вместе с ним в камере кавказцами, сделав, таким образом, первые шаги к новообращению. Об «Имарате Кавказ» слышал мельком, но считает, что джихад должен вести каждый мусульманин, а освободить кавказские земли от  путинско-чекистской диктатуры – святое дело.

         После перевода в другую камеру отношения с новыми сокамерниками-мусульманами не заладились: кавказцы неохотно рассказывают ему об исламе, не приглашают вместе совершать намаз, не питаются за одним столом с ним. Но заключенный не унывает: «Ислам я приму, хоть после приезда в лагерь, хоть на воле. Я так решил» - говорит он. Я интересуюсь, был ли Роман верующим человеком до того, как попал в тюрьму. «Да!» - горячо уверяет меня он – «Я и в храм ходил, и жену свою туда водил, и детей мы крестили. Но теперь я вижу, где истинная вера и, вернувшись домой, обязательно буду рассказывать о ней своим детям. Пусть с детства учатся видеть истину!».

         Кто нужен радикалам. Беседы с Романом оставляют грустное впечатление: человек откровенно сломлен, мысли о доме, о неверной жене, воспитывающей его детей, о том, что рядом с ней, возможно, находится другой мужчина, не дают ему покоя. Он усиленно пытается найти тех, кто разделяет его стремление наказания грешников в этой, земной жизни. В одной камере он их находит, а вот в другой будущие единоверцы отворачиваются от Романа.

         Что ж, возможно Рома готов принять ислам в его радикальной форме, но нужен ли он моджахедам, чья цель – продолжение ведения священной войны в любых условиях? В его случае ответ, как ни странно, напрашивается отрицательный.

          Мне объясняли, что исламские радикалы привлекают в свои ряды далеко не всех: да, смертники-шахиды нужны в деле священной войны, но это люди способные на поступок, а пойти на смерть во имя идеи способен далеко не каждый мусульманин; еще нужны люди умеющие думать, общаться, наделенные даром убеждения – идеологи и проповедники, те, кто будет нести свет истины неверным, а так же поддерживать веру в   уже обращенных. Это интеллектуальная и боевая элита салафитов, своеобразные брахманы и кшатрии ислама. А зачем нужны те, кто не способен на подвиг, кто только болтает и пытается оправдать совершенные ранее поступки нормами религии? У кого не хватает сил и терпения постигать Коран или «Книгу Единобожия»? Это - лишний груз, балласт. Тем более, в тяжелых тюремных условиях. Войне требуются сильные и умные. А джихад - война за веру - не прекращается ни на минуту.

         О тех, кто нужен радикалам, кто может стать лидером и авторитетом «русских ваххабитов» - следующая история.

         Его не сломила война… Андрей – вне всякого сомнения - самый интересный из всех известных мне случаев обращения  русского человека к радикальному исламу. К своим 38 годам он успел многое: профессиональный военный,  принимавший  участие в двух чеченских компаниях (естественно, на стороне федеральных сил); попал в плен к боевикам, откуда бежал, ликвидировав приставленных к нему охранников; после увольнения из армии возглавлял службу безопасности  в одной из солидных частных компаний. В тюрьму попал по обвинению в причастности к организации заказного убийства, согласно приговору суда получил 15 лет с отбыванием наказания в колонии строгого режима. Во время следствия и суда содержался в пятигорском и ставропольском централах.

         В Пятигорске попал в одну камеру с теми, с кем воевал в Чечне – ваххабитами. Сильный духом и физически крепкий, Андрей не сломался и выдержал испытание на прочность. Казалось бы – тюрьма еще больше закалила и без того железного человека. Его отношение к ваххабизму было однозначно отрицательным: «Мы воевали с теми, кто убивал мирное население в Буденновске и детей в Беслане. Они пытают пленных и режут горло беззащитным. Разве это люди? Посмотри, если в тюремную камеру попадает скинхед, то его спокойно можно «вломить», это «по-понятиям».  Но  почему нельзя «вломить» ваххабита? Если можно так поступать со скинами, то и с ваххабитами следует поступать аналогично».

         Андрей рассуждает умно, грамотно излагает свои взгляды. Он рассказывает, как в камеру, где он сидит, посадили парня, который попав в тюрьму, собрался принять ислам. Вместе с мусульманами молился, читал религиозную литературу, пробовал освоить правила чтения Корана на арабском языке. «А потом его перевели в нашу «хату». Я бы его лично удавил, но это запрещено – «не по понятиям». А вообще-то следовало бы…» - для Андрея словосочетания «русский мусульманин», а тем более «русский ваххабит» - звучат как оскорбление памяти всех тех солдат и офицеров, которые отдали свои жизни, воюя в Чечне, ликвидировали группировки сепаратистов в Дагестане и Ингушетии.

         Но Андрей стал Али… После провозглашения приговора Андрей был направлен отбывать наказание в одну из колоний Тульской области. Долгое время никаких новостей о нем не поступало. Каково же было мое удивление, когда недавно в личной беседе один из наших общих знакомых сообщил, что после прибытия в лагерь Андрей принял ислам и взял себе мусульманское имя Али. На вопросы друзей и знакомых он теперь отвечает: «Если ты верующий человек и искренне веришь в Бога, то тебе обязательно нужно прочитать Коран. Если ты поймешь его правильно, то все встанет на свои места и станет ясно, что ислам – единственно истинная религия». Салафитская община колонии радостно приветствовала новообращенного мусульманина. Еще бы: бывший спецназовец, боевой офицер принимает «истинную веру»!

        В лагере Андрей продолжает поддерживать великолепную физическую форму, набрал группу из числа заключенных, которых обучает рукопашному бою. Утверждает, что тренирует всех, независимо от национальной и религиозной принадлежности. Возможно. Но только чему еще, кроме боевых искусств может обучить грамотный наставник? Ведь тренирует он не только тело, но и дух. Далеко не каждый славянин прислушается к религиозным поучениям кавказского проповедника. А если духовные беседы начнет проводить свой, русский человек, с богатым жизненным опытом и интересной биографией? Такая личность может стать не просто тренером, но и поможет окончательно определиться с выбором религии. Не случайно в середине 90-х годов прошлого века увлечение буддизмом и псевдо-восточными культами для многих начиналось с занятия восточными единоборствами.

          На фотографиях, сделанных в лагере Али-Андрей позирует, находясь в группе бородатых мужчин, подняв вверх указательный палец правой руки. У салафитов этот жест означает: «Аллах един! Нет Бога, кроме Аллаха!».

           Почему ваххабизм? Почему именно радикальный ислам получает  столь широкое распространение в местах лишения свободы? Ведь доступ в тюрьмы и лагеря имеют священнослужители всех без исключения конфессий, включая евангелистов и пятидесятников? На тему распространения ваххабитских идей в молодежной среде написаны десятки статей, книг, проводятся круглые столы и конференции. Но тюрьмы и лагеря это особый, отдельный мир, со своим неписаным уставом и «понятиями». Нормы жизни здорового человеческого общества к нему применимы с существенной натяжкой. Потому и представления о салафитах и их борьбе за создание «Имарата Кавказ» здесь носят совсем иной характер, нежели это представляется людям, находящимся по ту сторону тюремного забора. 

          Можно попробовать ответить на поставленный выше вопрос, проанализировав такую сложную часть криминальной психологии, как взаимоотношения между заключенными и тюремной, либо лагерной, администрацией. Известно, что существует извечное противостояние криминального мира и правоохранительных органов. Мир арестантов и заключенных противостоит миру «силовиков», т.е. системе. Как это ни парадоксально, но исламское подполье так же противостоит той же самой системе – в первую очередь, органам МВД и ФСБ. Ни для кого не является секретом, что в последние годы его активисты переключились на борьбу с представителями власти, оставив в прошлом рейды, подобные буденновскому и бесланскому.

            И это не может оставаться незамеченным представителями криминальной среды, в первую очередь – этнических ОПГ. Здесь уже срабатывает правило: враг моего врага – мой друг. Мне лично доводилось слышать слова одного из заключенных ставропольского централа, занимавшего видное место в арестантской иерархии, о том, что боевики, совершившие нападение на Назрань летом 2004г., «сражались против ментов и эфэсбэшников», а не против своих сограждан.

          Системный ислам, находящийся под покровительством государства, а соответственно чиновников и силовиков, не может вызвать уважения у тех, кто попал в жернова этой самой системы. Совсем другое дело – исламские радикалы, считающие себя не просто заключенными, но военнопленными, не уголовными преступниками, но политическими,  жертвами режима. Это придает им своеобразный романтический ореол мучеников за идею, борцов против тирании полицейского государства.

          Под крылом «борцов за идею». Тюремный мир суров. Главное правило здесь – «кто не с нами, тот против нас». Сотрудничество заключенных с администрацией не просто не приветствуется, оно наказывается. Человек, пошедший на такое сотрудничество, никогда не будет считаться «честным арестантом». Некоторые не выдерживают строгих условий тюрьмы или лагеря – ломаются, идут работать «на хозяина», т.е. администрацию. Другие наоборот – пытаются подтянуться ближе к «авторитетным людям» - положенцам, смотрящим и т.д.

         Учитывая уже упоминавшийся момент определенного признания боевиков-исламистов «своими» в криминальном мире, то сближение заключенного не-мусульманина с «борцами за веру и свободу» может сыграть определенную положительную роль. Это касается, в первую очередь, тех случаев, когда арестант надломлен морально и физически, ощущает чувство собственной ненужности, особенно остро переживает оторванность от семьи и друзей, не может найти родственную душу.

           Мне удалось пообщаться с тем самым «неофитом», о котором рассказывал Андрей. Дмитрию 23 года. Он получил относительно небольшой срок и провел в ставропольской тюрьме около года. По его словам, очень тяжело переживал изоляцию от общества, отсутствие поддержки с воли, невозможность общаться с друзьями и любимой девушкой. Тут-то на него и обратили внимание «братья-мусульмане». Пригласили вместе питаться, делились продуктами, попутно вели просветительские беседы о достоинствах салафитского ислама. Незаметно Дмитрий стал не только прислушиваться к мудро звучащим фразам, но также совершать намаз, молиться, начал читать Коран под руководством бдительных сокамерников. В общем, сделал первые шаги к обращению.                       

        Затем последовал  перевод в другую камеру, где большинство арестантов были славянами.  И вот здесь возникли проблемы: переход в другую веру не был положительно воспринят новыми соседями. Как сказал Андрей: «Вломили бы, но это не по понятиям!». Снова наступило время одиночества и переосмысления духовно-нравственных ценностей. Я спросил, будет ли Дима придерживаться норм ислама после освобождения? Он грустно пожимает плечами и неуверенно отвечает: «Скорее всего – да». Но эта неуверенность обнадеживает. Возможно, у парня получится вырваться из сложной религиозной западни, в которую  он сам себя загнал. Только какими душевными муками и моральной ломкой это будет сопровождаться?

          «Русский ислам» сложная тема. Раскрыть суть этого явления в рамках одной газетной публикации невозможно. Статистические данные увеличения мусульманской уммы за счет славянского населения крайне противоречивы. Нарисовать психологический портрет среднестатистического «русского ваххабита» так же довольно сложно. Но все чаще говоря об организаторах и исполнителях террористических актов в разных регионах России, звучат русские имена и фамилии. Виталий Раздобудько, Мария Хорошева, Павел Косолапов, Виктор Двораковский не принадлежали к национальностям, традиционно исповедующим ислам.

           Что толкает славян отказаться от религии отцов и дедов и полностью поменять собственные взгляды на окружающий мир? Сознательный ли это выбор людей, занятых богоискательством или исключительно влияние среды, в которой можно оказаться в силу жизненных обстоятельств? В любом случае, религия это не одежда, сменить которую можно в любой подходящий момент. Отсутствие исторической памяти, нежелание знать и любить свою национальную историю,  культуру, традиции предков,  в сочетании с желанием кардинальных социально-политических  перемен – вот та взрывоопасная смесь, которая приводит к распространению «русского ислама» и все чаще выплескивается на улицы российских городов в виде террористических актов.

           «Русский ислам» как явление – несомненный признак болезни современного общества. И те, кто этому обществу противостоят, уверены, что знают единственно верный способ его лечения.

 

Ростислав ВОЛЬФ

(опубликовано в еженедельнике «Ставропольский репортер» №41(148) от 16 октября 2012г.)

Иллюстраця взята с сайта bidla.net (реальные фото из российских ртюрем)